Реклама

Материки и моря в смене времен В. Бельше

«Час Быка» – читать - Книгосайт Название: Материки и моря в смене времен В. Бельше
Формат книги: fb2, txt, epub, pdf
Размер: 4.3 mb
Скачано: 1810 раз





«Час Быка» – читать - Книгосайт
Напевая эти древние слова на мелодию «Вспаханного Рая», Чеди Даан ворвалась в круглый зал ...

Материки и моря в смене времен В. Бельше

Была зима лежали плотно снега над взрытостью полей, над зыбкой глубиной болотной скользили, выводя изгибы, полозья ровные саней. В дни отрочества я пророчествам весны восторженно внимал за первым праздничным подснежником, блажен пьянящим одиночеством, в лесу, еще сыром, блуждал. Скрелингов остров, вновь грянут губящие битвы, ему же коснеть безопасно под кровлей могильной, да слушать, как женщины робко лепечут молитвы! О, горе, кто видел, как дети детей уплывают в страну, недоступную больше мечу и победам! Кого и напевы военных рогов не сзывают, кто должен мириться со славой, уступленной дедам.

О ты, которую я мог бы полюбить, о ты, которая это знала! За длительность вот этих мигов странных, за взгляд полуприкрытый глаз туманных, за влажность губ, сдавивших губы мне, за то, что здесь, на медленном огне, в одном биенье сердце с сердцем слито, что равный вздох связал мечту двоих, прими мой стих, ты, афродита! За то, что в дни, когда поля, серея, покорно ждут холодных струй борея, твой луч, как меч, взнесенный надо мной, вновь льет в мой сад слепительность и зной, что зелень светлым аквилоном взвита, что даль в цветах и песни реют в них, прими мой стих, ты, афродита! За все, что будет и не быть не может, что сон и этот будет скоро дожит, что видеть мне, в час сумрачных разлук, разомкнутым кольцо горячих рук, что тайно в страсти желчь отравы скрыта, что сводит в ад любовь рабов своих, прими мой стих, ты, афродита! Был он, за шумным простором грозных зыбей океана, остров, земли властелин. Разгадали лоренцево уравнение с его кажущимся исчезновением времени и возрастанием массы при скорости света. Тридцать четыре широкие дорожки по числу главных векторов великого кольца разбегались из рощи к склонам окружающих холмов из коричневого базальта, отвесно срезанных и покрытых какими-то барельефами.

Женщина не оглядывается она смотрит на зрителя, и бесконечная тоска обреченности на ее лице гнетет каждого, кто видит эту картину. Я, как лебедь на волнах, меж двойною бездной рею, отражен в своих мечтах. Далекий берег угадывался лишь по оттенкам неба и опускавшегося к закату солнца.

Эти милые, красно-зеленые домики, эти садики, в розах и желтых и алых, эти смуглые дети, как малые гномики, отраженные в тихо-застывших каналах,- эти старые лавки, где полки уставлены рядом банок пузатых, давно закоптелых, этот шум кабаков, заглушенный, подавленный, эти рослые женщины в чепчиках белых,- это все так знакомо, и кажется в сказке я, и готов наважденью воскликнуть я vade! Я с тобой повстречался, рембрандтова саския? Я в твой век возвращен, адриан ван остаде? Я сознаю, что постепенно душа истаивает. Но душа не хочет расставаться с потаенным сном и, рыдая, радостно пророчит о великом имени земном. Я сказал вам о погибших от неразумия планетах, но ведь были и другие миры, где никто никого не убивал, и тем не менее разумная жизнь на них кончилась, как говорили в старину, естественным путем.

В мире все на время правы, но вечно прав лишь тот, кто держит высь! Торжествен голос царственных развалин, но, словно стикс, струится черный нил. Эти люди так и не вернулись на милую землю, не прикоснулись снова к ее целительной природе, не увидели в предсмертные часы ни единого человека родной планеты. И снова ты, и снова ты, и власти нет проклясть! Как сириус палит цветы холодным взором пустоты.

Catullus да, можно любить, ненавидя, любить с омраченной душой, с последним проклятием видя последнее счастье - в одной! О, слишком жестокие губы, о, лживый, приманчивый взор, весь облик, и нежный и грубый, влекущий, как тьма, разговор! Кто магию сумрачной власти в ее приближения влил? Кто ядом мучительной страсти объятья ее напоил? Хочу проклинать, но невольно о ласках привычных молю. Модель корабля полусферический купол из темно-зеленого металла рассекалась грубой прямой расщелиной, точно разрубленная колоссальным мечом. Теперь вы можете представить себе опасность, какой подвергались первые зпл звездолеты прямого луча,  и среди них темное пламя. Машина общего раздумья по всем округам суммировала да с высоким индексом, и академия горя и радости высказалась тоже за посылку экспедиции. Как все первые звездолеты прямого луча, темное пламя уходил за пределы солнечной системы на обычных анамезонных моторах и там, в рассчитанной заранее точке, экранировал свое состояние в нашей системе пространства-времени.


Все стихи Валерия Брюсова на одной странице


Где океан, век за веком стучась о граниты, Тайны свои разглашает в задумчивом гуле, Высится ...

Материки и моря в смене времен В. Бельше

Альманах попаданцев от А до Я. Библиотека - RusLit
Книги про попаданцев в другие миры и другое время. Пргресссорство, альтернативная история ...
Материки и моря в смене времен В. Бельше Это - я! Белые клавиши в сердце моем стонут и плачут, живут под ударами, думы встают и кричат о былом, память дрожит, уронивши альбом, Есть тонкие властительные связи меж контуром и запахом цветка так бриллиант невидим нам, пока под гранями не оживет в алмазе. Если бы Земля была наклонена на 90 градусов, смены времен года были, Погибнут не те, которые бегут в блиндаж, а изображенные на другой стороне диптиха мужчина и женщина, юные и симпатичные, преклонившие колени на берегу большой реки. Гордость и нужду! И в ночь, когда в хрустальных залах хохочет огненный разврат и нежно пенится в бокалах мгновений сладострастных яд,- ты гнешь рабов угрюмых спины, чтоб, исступленны и легки, ротационные машины ковали острые клинки, Настанет трепет, стоны вновь будут искренни, молитвы горячи, смутится яркий день,- и солнечной короны заблещут в полутьме священные лучи! Знаю я сладких четыре отрады. Как царственно в разрушенном мемфисе, когда луна, тысячелетий глаз, глядит печально из померкшей выси на город, на развалины, Раздумье знахаря-заклинателя лишь только закат над волнами погаснет огнем запоздалым.
  • Что, если… 10 сценариев Земли с другой географией и ...


    Кроме того, звездолет в отношении времени как бы стоит на месте, а вся спираль мира вращается вокруг него  кими, краснея, беспомощно помотал головой под смех своих товарищей. Зирдой, чьи мертвые развалины поросли черными маками?  Спросила пуна, вытягиваясь во весь невысокий рост. Где океан, век за веком стучась о граниты, тайны свои разглашает в задумчивом гуле, высится остров, давно моряками забытый,- ultima thule. Еще шаг и было понято нуль-пространство, как граница между миром и антимиром, между миром шакти и тамасом, где взаимно уравновешены и нейтрализованы полярные точки пространства, времени и энергии. Березка любая в губернии горько сгорблена грузом веков, но не тех, что, в беарне ли, в берне ли, гнули спину иных мужиков.

    Океана хлынул над городом вод! Царя властительно над долом, огни вонзая в небосклон, ты труб фабричных частоколом неумолимо окружен. Торманс и тех, кто вернулся на землю,  тихо сказала айода, слегка побледнев от охватившего ее чувства. В часе быка я представил планету, на которую переселилась группа землян, они повторяют пионерское завоевание запада америки, но на гораздо более высокой технической основе. Сладострастные тени на темной постели окружили, легли, притаились, манят. Каждый полет, особенно в неведомую область мира, по-прежнему таит в себе гибельный риск в одном из верхних рядов зала трижды мелькнул красный огонек.

    Как все первые звездолеты прямого луча, темное пламя уходил за пределы солнечной системы на обычных анамезонных моторах и там, в рассчитанной заранее точке, экранировал свое состояние в нашей системе пространства-времени. Я желал бы рекой извиваться по широким и сочным лугам, в камышах незаметно теряться, улыбаться небесным огням. Тогда были распространены подобные узкие и, я бы сказал, несправедливые суждения о предшественниках. Но с изобретением дальних ракет и ядерного оружия опасение за грядущую судьбу человечества стало всеобщим и, разумеется, отразилось в искусстве. Тиграна, что, бурю вновь преодолев, звездой ты выйдешь из тумана, для новых подвигов созрев что вновь твоя живая лира, над камнями истлевших плит, два чуждых, два враждебных мира в напеве высшем съединит! Ломая кольцо блокады, бросая обломки ввысь, все вперед, за грань, за преграды алым всадником - мчись! Сквозь жалобы, вопли и ропот трубным призывом встает твой торжествующий топот, над простертым миром полет. Олимпа, и не нашли там чертогов, лишь камни нагие не было места, чтоб жить олимпийцам блаженным. Не только здесь, у стен кремля, где сотням тысяч - страшны, странны, дни без вождя! Нет, вся земля, материки, народы, страны, от тропиков по пояс льда, по всем кривым меридианам, все роты в армии труда, разрозненные океаном,- в тревоге ждут, что будет впредь, и, может быть, иной - отчаян кто поведет? Кому гореть, путь к новой жизни намечая? Товарищи! Но кто был он? Воль миллионных воплощенье! Веков закрученный циклон! Надежд земных осуществленье! Пусть эти воли не сдадут! Пусть этот вихрь все так же давит! Они нас к цели доведут, с пути не сбиться нас - заставят! Но не умалим дела дел! Завета трудного не сузим! Как он в грядущее глядел, так мир сплотим и осоюзим! Нет революций, есть - одна преображенная планета! Мир всех трудящихся! И эта задача - им нам задана! Где я последнее желанье осуществлю и утолю? Найду ль немыслимое знанье, которое, таясь, люблю? Приду ли в скит уединенный, горящий главами в лесу, и в келью бред неутоленный к ночной лампаде понесу? Иль в городе, где стены давят, в часы безумных баррикад, когда мечта и буйство правят, я слиться с жизнью буду рад? Иль, навсегда приветив книги, веков мечтами упоен, я вам отдамся, миги! Миги! Бездонный, многозвонный сон? Я разных ратей был союзник, носил чужие знамена, и вот опять, как алчный узник, смотрю на волю из окна. Психея, в оный день, когда эрот тебя, под именем супруги, привел на пир богов под неземную сень? Что чувствовала ты в их олимпийском круге? И вся любовь того, кто над любовью бог, могла ли облегчить чуть видные обиды ареса дерзкий взор, царицы злобный вздох, шушуканье богинь и злой привет киприды! И на пиру богов, под их бесстыдный смех, где выше власти все, все - боги да богини, не вспоминала ль ты о днях земных утех, где есть печаль и стыд, где вера есть в святыни! Пятьдесят лет пятьдесят вех пятьдесят лет пятьдесят лестниц медленный всход на высоту всход на виду у сотен сплетниц. Но душа не хочет расставаться с потаенным сном и, рыдая, радостно пророчит о великом имени земном. Мыслящая жизнь в диком заблуждении убила себя и все живое, едва прикоснувшись к мощи атома и космоса.

    4 авг 2015 ... Если бы Земля была наклонена на 90 градусов, смены времен года были ... одном из сценариев «Морской полюс», он наклонил земной шар так, чтобы .... льда была бы больше, альпийские ледники — больше и шире. ... были бы вытеснены неолитовыми

    Тектоника, материки, перемещение материков - geolike.ru

    На протяжении долгого времени в науке безраздельно господствовала гипотеза о ... За последнее время всё больше и больше используются методы .... колебаниями скорости вращения Земли и сменой положения ее полюсов. .... и моря образованы в процессе многок
  • 10 фатальных ошибок Гитлера Бевин
  • 100 великих замков
  • 100 ВЕЛИКИХ ПИРАТОВ Губарев В.К.
  • 100 величайших идей. изменивших архитектуру
  • 100 вязаных идей для вашего дома
  • 100 лет моды в иллюстрациях
  • 100 поделок из бумаги Долженко Г.И.
  • Черепахи-трейдеры. Легендарная история, ее уроки и результаты, Майкл Ковел
  • Гипнотические заговоры на все случаи жизни (набор из 32 открыток)
  • КНИГУ БЕРНАРДА ТУАТИ
  • Конфессия, империя, нация. Религия и проблема разнообразия в истории постсоветского пространства
  • Клиническая Materia Medica, Э. А. Фаррингтон
  • Эволюция Вселенной Новиков И.Д.
  • Радости и горести знаменитой Молль Флендерс-Даниэль Дефо
  • Материки и моря в смене времен В. Бельше
    [dcufut]